бить детей

Можно ли бить ребенка?


Я б хотела поразмышлять не над категоричностью ответа — можно или нет. Этот ответ все равно дает каждый сам себе. Я скорее хочу поисследовать вместе с вами, почему так происходит, понять причины и найти возможные другие решения. Потому что, если такой феномен существует, значит он решает какие-то задачи и удовлетворяет какую-то родительскую потребность. Поэтому важно не просто запретить родителю бить ребенка или привить ему за это чувство вины, а скорее дать понять, что ждет потом ребенка, чтобы принимать решение о наказании более осознанно. Безусловно, каждая история разная и невозможно всех под одну гребенку. Я попробую описать, систематизировать и сделать выводы из того, что я пережила, будучи поротая своим отцом в детстве, с чем столкнулась будучи мамой 15-тилетней дочки и 11-тилетнего сына, а также что я встретила за время работы психотерапевтом, слушая личные истории и консультируя родителей.

1. Ребенку нужны четкие границы и понятные правила.

Это отдельная большая тема, достойная книги или хотя бы поста. Из нарушения этого правила вытекают большинство детско-родительских проблем. Для установления границы не нужна грубость, тут важна выстроенная система ценностей у родителей, родительский авторитет, внутренняя непоколебимость, сила воли, дисциплина, понятность правил для ребенка и, самое главное, любовь к нему же. Вообще несоблюдение иерархии в системе семьи является чуть ли не самым частым нарушением, откуда вытекает бесчисленное количество патологий детского поведения.

2. Бьют детей от бессилия.

Многим родителям кажется, что бьют они детей из злости. А я считаю, что бьют — от бессилия. От невозможности объяснить ребенку другими словами, от неспособности найти другой подход, от страха встретиться с последствиями, которые наступят, если ребенок не сделает так, как хотите вы. “Он меня так вывел, я просто не могла иначе!”, “Если его не наказывать, он совершенно ничего не будет делать!”, “Он совсем меня не слышит, когда я говорю ему… ” — все эти фразы на самом деле являются показателем того, что родитель подошел к какой-то своей внутренней черте терпения, понимания и знаний о воспитании. И чтобы не столкнуться со своим бессилием, становятся все средства хороши, лишь бы добиться своего.

3. Физическое наказание — это способ передать свой страх ребенку.

Под злостью и бессилием всегда есть страх. Самая частая причина, почему поднимают руку на ребенка, которую я встречала у родителей — страх потерять свой авторитет. “Он меня совсем не слушается”, “Я ему столько раз говорил, а он все равно делает по -своему!“, “Он меня ни во что не ставит”… и т.д. И тогда свой страх родитель хочет отдать ребенку и сделать так, чтобы боялся он. Проще всего это сделать через физическую боль. Страх действительно рождает подчинение. И ребенок начинает слушаться. Но слушаться начинает, потому что боиться, а не потому что считает вас примером для подражания, не потому что уважает, не потому, что ему становятся близки ваши ценности. Это важно осознавать.
Или, взять мамочку, сильно испугавшуюся за ребенка, который, к примеру, бежал к дороге. Что она делает за это с ребенком? Кричит на него и шлепает по попе. Т.е. вроде бы внешне она злится, но на самом деле она испытывает страх, и уже как форма защиты от страха появляется злость. В данном примере мама тоже пытается свой страх за ребенка переложить на самого ребенка и научить его бояться лазить по ступенькам, высоты, переходить дорогу, дворовых собак и прочее по обстоятельствам. Когда ребенок сам начнет бояться — маме будет попроще и поспокойнее.

4. Страх — причина большинства психиатрических диагнозов.

Люди, попадающих к психиатрам с различными диагнозами, практически всегда имеют насилие в своей детской истории. Физическое, сексуальное или эмоциональное. Страх и невозможность справляться с болью — это первопричина большинства психических заболеваний (помимо наследственных факторов. И то, наследственные факторы не всегда разворачиваются, а только в том случае, если этому способствует семейная система). Детская психика слаба и часто не в состоянии справиться с болезненным опытом. Да, есть масса примеров, где ребнка били, и он потом вырос вроде бы здоровым. Вроде бы. Это основное заблуждение для распространения насилия. Меня били — и я вырос человеком. Но вы никогда не знаете, как отреагирует ваш ребенок на насилие. Сможет ли он с ним справиться или нет. Никогда наверняка. Вспоминайте об этом, когда вам захочется поднять на ребенка руку, что это может быть его шаг в психиатрическую лечебницу.

бить ребенка1

 

5. Страх и боль, пережитые ребенком, навсегда остаются в его теле.

Ребенок, которого никогда не били, сильно отличается от ребенка, пережившего физическое насилие. Любимый ребенок раскован, свободен, естественен в своих импульсах и проявлениях. У него мягкое и пластичное тело. Страх, с которым сталкивается ребенок, когда его бьют, навсегда меняет его тело. Страх — эта эмоция, которая вызывает желание сжаться, уменьшиться в размерах, исчезнуть. В результате ребенок становится напряжен, зажат, скован, теряет природную грацию и гибкость. Резкое движение в сторону такого ребенка или уже потом взрослого человека, заставляют его напрячься, приготовиться к боли. Потому что есть опыт, что может последовать удар. Потом нужны годы психотерапии, чтобы смягчить эту патологическую реакцию и вернуть себе право отстаивать себя, стоять на своем, вступать в конфликты для защиты своих интересов, быть собой, в конце концов, а не реагировать из страха. А я почему-то верю, что в душе каждый родитель мечтает о свободном, самостоятельном, инициативном выросшем ребенке, у которого есть право быть собой и легко жить своей жизнью.

6. Ребенок всю оставшуюся жизнь бьет сам себя.

В каждом из нас есть часть, которая смотрит на нас родительскими глазами. И наш внутренний голос оценивает нас родительскими мерками. Любой ребенок усваивает родительское отношение к себе. Тех, кого били, приучаются потом наказывать сами себя. Они потом всю жизнь живут с ощущением, что они недостаточно хороши для любви, что любовь сильного надо заслуживать, что надо прогибаться, чтобы не сделали больно. Что сам виноват, не дотянул, не справился. Статистика работы с добровольцами из АТО показательно убедительна — 100% ребят пережили насилие в семье. И сами решили идти на войну. В этом много глубинных причин: желание самонаказания, потребность в жесткой системе, возможность оправдать свой внутренний страх. Внешнюю войну пережить чаще легче, чем внутреннюю. Тоже касается девочек, которые во взрослой жизни сталкиваются с сексуальным насилием. Корни его — в детстве, в ощущении себя жертвой.

7. Чтобы не передавать страх ребенку — с ним надо работать родителю.

Да, с ребенком, которого не наказывали, никогда не били и который мало чего боится, очень сложно. Им невозможно управлять. Он свободен в своих поступках. Он творит, что ему вздумается, и это не всегда что-то приятное и хорошее. И тут родителю становится реально страшно, как же на него влиять. И иногда приходит сожаление и большой соблазн, что, может, все-таки стоило в свое время дать по жопе, чтоб мозги вправить? Особенно, если в личной истории есть такой пример, ну и ничего, вырос же, вполне нормальным. Но мозги вправляются не через жопу. И это горькая правда. Мозги развиваются через демонстрацию личным примером, через передачу ценностей не только на словах, через умение договориться с ребенком, через выстраивание доверительных отношений, чтобы сам не наделал бед, а мог услышать родительский совет. Только это навыки совершенно другого уровня. До них надо дотягиваться и возникает необходимость расти самому.

Дать по попе, запретить, наорать, наказать, заставить закрыть рот, конечно, проще. Только каждый раз, когда вам захочется ребенка ударить, спросите себя, стоит ли ваш сиюминутный комфорт всех последствий, который наступят для ребенка в его дальнейшей жизни? Готовы ли вы платить эту цену и жить с этим знанием потом?

 

Наталья Левенец, психотерапевт, психолог


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *